Назад

Выступление Постоянного представителя Российской Федерации при ОБСЕ А.К.Лукашевича к 7-й годовщине воссоединения Крыма с Россией

Выступление Постоянного представителя Российской Федерации при ОБСЕ А.К.Лукашевича на онлайн-заседании Постоянного совета ОБСЕ, Вена, 4 марта 2021 года

К 7-й годовщине воссоединения Крыма с Россией

Уважаемая госпожа Председатель,

16 марта 2014 года жители Крыма в ходе свободного, мирного и соответствующего международным стандартам референдума проголосовали в пользу воссоединения с Российской Федерацией. А 18 марта был подписан договор о принятии Республики Крым в Российскую Федерацию и образовании в ее составе двух новых субъектов – Республики Крым и города федерального значения Севастополь. С тех пор они являются неотъемлемой частью нашей страны. Подчеркну, процесс воссоединения проходил в рамках реализации права на самоопределение в строгом соответствии с Уставом ООН, положения которого подтверждены в Международном пакте о гражданских и политических правах, Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах, Декларации о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом ООН. Напомню, что согласно этой Декларации «создание суверенного и независимого государства, свободное присоединение к независимому государству или объединение с ним, или установление любого другого политического статуса, свободно определенного народом, являются формами осуществления этим народом права на самоопределение». Соответствовал выбор крымчан и Хельсинкскому Заключительному акту, пункт 7 которого закрепляет право народов распоряжаться своей судьбой. Спустя семь лет решение жителей полуострова по этому принципиальному сюжету остается неизменным.

И это понятно. Еще в 1991 году крымчане высказывали несогласие с звучавшими из Киева националистическими лозунгами. Тогда на референдуме они проголосовали за восстановление Крымской автономии в составе СССР, то есть в качестве самостоятельного, отдельного от Украины субъекта советского государства, которое сохраняло бы тесные связи с Россией. Но в 1991 году мнение крымчан не было учтено.

В начале 2014 года после насильственного антиконституционного госпереворота в Киеве население полуострова оказалось беззащитным перед запугиваниями национал-радикалов и последовавшими угрозами «майданных» властей лишить большинство жителей права на использование родного языка. Это сподвигло крымчан к единственному возможному в сложившейся ситуации шагу – скорейшему воссоединению с Россией.

Еще живы воспоминания о так называемом «поезде дружбы» с националистами «Правого сектора», который выдвинулся 27 февраля из охваченного беспорядками Киева в Крым. Разгоряченные молодчики ехали отнюдь не с мирной целью. Они везли с собой оружие и зажигательные устройства, а из уст их лидеров звучали прямые угрозы устроить расправы с инакомыслием. Крымчане хорошо помнят и сопровождавший эту акцию лозунг националистов: «Крым будет либо украинским, либо безлюдным».

В сложившейся ситуации у крымчан, по сути, было лишь две альтернативы: пасть жертвами националистов или взять судьбу родного региона в свои руки. Они обеспечили себе мирное будущее, избежав кровавого сценария, который мы видели в 2015 году в Одессе и наблюдаем уже несколько лет в Донбассе.

Однако вместо международного понимания или одобрения крымчане ныне подвергаются абсурдному «коллективному наказанию» за свое подлинно демократическое и свободное решение. Одним из инструментов такого наказания стали нелегитимные односторонние санкции со стороны США, ЕС и Канады, которые продлеваются из года в год. Видимо, долгая история такого рода безуспешных рестрикций в отношении Кубы так ничему и не научила западных, особенно американских, коллег.

Больше всех «отличились» майданные украинские власти, когда ввели в отношении этого российского региона экономическую, транспортную и водную блокаду. Более того, при их полном потворстве агрессивные радикалы в 2015 году подрывали опоры электропередач, снабжавших полуостров электроэнергией. По данным руководства Крыма, за этими диверсиями стояли «меджлис крымских татар» совместно с экстремистами из «Правого сектора». Они же препятствовали энергетикам оперативно восстанавливать поврежденные электроопоры, чтобы использовать ситуацию в политических целях. К слову, до сих пор никто не понес ответственности за эти преступления. Кроме того, даже спустя семь лет в Киеве продолжают не просто лицемерно и бесчеловечно спекулировать на теме водоснабжения, но и подкреплять слова конкретными планами. Например, недавно стало известно о намерении достроить дамбу на 107-м километре Северо-Крымского канала. И все для того, чтобы, по выражению так называемого постоянного представителя президента Украины в Крыму, «максимально исключить попадание воды на полуостров». Разве это можно назвать заботой о людях, которых Киев номинально считает своими гражданами? Напомню, право на воду является необходимым условием для реализации других прав человека, что подтверждено резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН 64/292 и практикой Европейского Суда по правам человека. Вообще, лишение доступа населения к воде может приравниваться к попытке геноцида.

В практике Европейского суда по правам человека отказ доступа к воде рассматривается как нарушение статей 3, 8 и 14 Конвенции по правам человека, а также статей 12 Антидискриминационного протокола к ней. Не говоря уже о Конвенции ООН по охране и использованию трансграничных водотоков и международных озер 1992 года. Это право неразрывно связано с осуществлением других фундаментальных прав человека, в том числе права на жизнь, питание, поддержание на должном уровне здоровья, гигиены и т.д. Осознанное попрание Киевом прав и свобод может квалифицироваться как нарушение важных правозащитных обязательств, закрепленных в Международном пакте о гражданских и политических правах (статья 6 – право на жизнь), Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах (статья 11 – право на достаточное питание, свободу от голода, справедливое распределение мировых запасов продовольствия) и т.д.

Последствия водной блокады полуострова губительны не только для полуострова, но и южных регионов самой Украины. И если Крым устоял, то граничащая с ним Херсонская область Украины оказалась перед лицом экологической и санитарно-эпидемиологической угроз. Это явно не добавляет постмайданным властям популярности в глазах своих же граждан, которые стали заложниками русофобской политики Киева.

Теперь по крымским татарам. Прозвучавшие у некоторых сегодня тезисы о якобы политических преследованиях ряда представителей этого этноса ничего общего с действительностью не имеют. Указанные лица обвиняются в участии в деятельности террористической организации «Хизб ут-Тахрир», которая признана таковой постановлением Верховного суда Российской Федерации от 14 февраля 2003 года. При этом данная организация запрещена не только в России, но и в Германии, Китае, Турции, Пакистане и многих арабских странах. Кроме того, в 2013 году ЕСПЧ отказался рассматривать иск этой структуры к ФРГ, сославшись на статью Европейской конвенции по правам человека о злоупотреблении правом на подачу иска, поскольку упомянутая террористическая организация не может претендовать на защиту по Конвенции. Суд установил противоречие целей «Хизб ут-Тахрир» ценностям Конвенции, в том числе целям мирного решения международных конфликтов и высшей ценности – жизни человека. В частности, призывы «Хизб ут-Тахрир» к избавлению от Израильского государства, образованию Халифата, включая насильственными методами, никак не сочетаются с Конвенцией. Прямой вопрос к американским и другим коллегам: вы что, поддерживаете политику «Хизб ут-Тахрир» по уничтожению Израиля? Вам нужен новый Холокост?

Подчеркну, сами крымчане неоднократно заявляли, что общество воспринимает запрет радикалов как меру, которая остановила нагнетание межнациональной и межконфессиональной напряженности на полуострове. Сейчас многонациональный народ Крыма живет в мире и согласии, реализуя весь набор политических, социальных, культурных и иных прав.

Абсолютно лишены оснований и заявления о якобы массовых нарушениях прав человека в Крыму. На деле условия там меняются к лучшему во всех сферах, в том числе социально-экономической, инфраструктурной, политической, правозащитной и др. Это могут подтвердить местные жители, иностранные журналисты, парламентарии ряда европейских государств, которые посещали этот российский регион, и даже туристы. К слову, за 2019 год Крым посетили 7,43 млн российских и иностранных туристов. Из них – 1,1 млн граждан Украины. Согласитесь, число немалое. В 2020 году показатели были несколько меньше – 6 млн 303 тыс. туристов, что объясняется ограничениями в связи с пандемией коронавируса. Однако вторая половина прошлого года показала стабильную позитивную динамику в туристическом секторе экономики этого региона. Приглашаем и вас, уважаемые коллеги, отдохнуть на прекрасных курортах российского Крыма.

На этом фоне складывается стойкое ощущение, что западные представители не просто не знают, но и не хотят знать о подлинной обстановке на полуострове. Об этом свидетельствует и показное игнорирование ими проведенного 10 ноября 2020 года мероприятия (side event) «на полях» третьего Дополнительного совещания ОБСЕ в области человеческого измерения, где сами крымчане подробно рассказывали о различных аспектах жизни в Крыму. Но политизировать вопрос на основании измышлений, видимо, проще, чем признавать объективную реальность.

А к разговору об истинном положении дел на полуострове мы еще вернемся.

Благодарю за внимание.